-
Читайте в ПВ

Подписчиков

А так же вы можете подписаться на E-mail рассылку свежих новостей заполнив форму

Введите Ваш E-mail:

Случайное фото

Новогодние подарки 2015
Сувениры и подарки оптом. Фото и видео получателей подарков
christmas.ru

(4 голоса, среднее 5.00 из 5)

Мария и пятилетний Петер Николаус. Фото сделано весной 1944 года во время прогулки.Мария и пятилетний Петер Николаус. Фото сделано весной 1944 года во время прогулки.

Внучка бывшего остарбайтера разыскала в Германии воспитанников своей бабушки

Историю пишут не политики, не придворные историки под диктовку министров, а «маленькие» люди. Своими незаметными для официальных хроникеров поступками, личными трагедиями и жизненными парадоксами. Их мысли и чувства порой не всегда попадают в учебники...

В июне 2010 года «ПВ» рассказали о судьбе украинской девушки, нашей землячки Марии Сафроновой, которая во время второй мировой войны была угнана фашистами в Германию и там стала любимой няней для чужих детей. Женщине сейчас 87 лет, и она по-прежнему мечтает с ними встретиться. Если они, разумеется, живы...

Товарный вагон, пересылки, бараки...

Недавно с журналистами «ПВ» связалась двоюродная внучка еще одной няни-остарбайтера – Елена Кулешова. Уроженка Днепропетровщины, она уже много лет живет в Италии и активно, по крупицам, восстанавливает историю своего рода.

Елена пишет, что судьба сестры ее бабушки, Марии Парубец, удивительным образом похожа на жизненный путь Марии Сафроновой. В прошлом году Елене улыбнулась удача – с помощью архива Красного Креста она сумела разыскать в Германии бывших воспитанников своей двоюродной бабушки. Их ответ тронул Елену до слез...

Но прежде - сама история 18-летней украинской няни из села Семеновка Токмаковского района Днепропетровской области. В основу рассказа положен отрывок из готовящейся к печати книги Елены Кулешовой «Чистая радость прошлого».

...Когда началась война, Марии, старшей дочери Евгении и Николая Парубцов, шел 17 год. Девушка росла настоящей красавицей, энергичной и трудолюбивой. А еще, по примеру своей бабушки Елены, очень любила вышивать. Сразу после оккупации Семеновки летом 1942 года Марию и двух ее подруг - Катю Палец и Галю Шапличенко – «по разнарядке» новой власти отправили на «добровольные» работы в Германию...

После долгого и изнурительного путешествия в забитом узниками товарном вагоне Мария с девушками прибыла на станцию города Билефельд (нем. Bielefeld, ныне - город земельного подчинения на северо-востоке земли Северный Рейн – Вестфалия, население - более 320 тыс. жителей – прим. «ПВ»).

Здесь находился один из пересылочных пунктов, и сюда съезжались местные бауэры покупать себе за копейки «живой товар» для домашних и сельскохозяйственных работ. Тех, кто оставался, распределяли по заводам. И вот, после ночи в холодном бараке (была уже глубокая осень), Марию и других узников выстроили перед «покупателями».

«Мария поняла, что мы ей не враги»

«Одними из первых сюда прибыли супруги Шуман - Петер Отто и Лило, - пишет в своей книге Елена Кулешова. - Эта молодая пара искала себе домработницу. Они не разделяли нацистских убеждений, однако в то время вынуждены были скрывать свои взгляды. Среди многих девушек им почему-то приглянулась именно Мария - милая блондинка с нежным лицом и косой вокруг головы. Без долгих раздумий они выбрали ее».

Из ответа Женевского комитета по делам войны на запрос Е. Кулешовой о Марии Парубец: «с 27.10.1942 по 15.08.1944 работала в Билефельде, ул. Johannistal 42, работодатель P.O. Schumann».

Шуманы жили на окраине города в большом особняке, с ухоженным садом и чистыми аллеями. У супругов росли три сына - 15-летний Фолько, 12-летний Бернд и трехлетний Петер Николаус, нянькой которым и должна была стать Мария. Хозяева выделили ей отдельную комнату в мансарде и с первых минут старались раскрепостить девушку.

Вот как описывает первый день пребывания Марии в их доме один из сыновей Бернд Шуман, опираясь на воспоминания своей мамы, Лило: «Она появилась в нашем доме очень испуганная. В руках держала сумочку, в которой спрятала кусочек хлеба. Мама попробовала заговорить с ней, но девушка очень стеснялась - она не знала, чего ей ожидать от нас. Мама приготовила ей ванну, подобрала чистую одежду...

На Марии было старое платье, поэтому в последующие дни мама сшила ей пару новых платьев. Только после этого Мария поняла, что мы ей не враги, и после долгого пути из Украины почувствовала себя в домашней обстановке».

Очень скоро недоверие Марии к супругам растаяло. Лило же была тронута тем, с какой нежностью девушка заботится о ее маленьком сыне Петере Николаусе. Приходящему с работы мужу хозяйка не уставала рассказывать о трудолюбивой и внимательной украинке. Со временем их отношения стали настолько теплыми, что для всех в доме Мария стала своей. Вместе за одним столом они обедали и ужинали, вечера проводили в гостиной.

Рассказывает Бернд Шуман: «Помню, как однажды к Пасхе она удивила всех нас похожей на гриб пасхальной выпечкой. Ничего подобного я прежде не видел и потому был очень впечатлен. А еще помню восторг Марии, когда при разборе рождественских подарков под украшенной игрушками елкой девушка обнаружила изящный зонтик. Как она была счастлива!»

Скромный подвиг Марии...

Живя у Шуманов, Мария иногда встречалась со своими подругами – Галей и Катей, которым повезло гораздо меньше, чем ей. Одна попала в услужение к местному священнику, другая стала служанкой у бауэра (фермера). Семьи хозяев были большие, многодетные, и господа не стеснялись безжалостно эксплуатировать украинских рабынь. Их держали впроголодь, нередко истязали побоями и морально унижали.

Мария как могла помогала своим несчастным землячкам. Опасаясь вызвать недовольство хозяев, она тайком брала из кладовки продукты и везла их подругам. Фрау Шуман догадывалась о причинах столь странного исчезновения припасов, но долго молчала. А потом-таки решилась поговорить с девушкой на чистоту.

Их разговор закончился тем, что Лило взялась сама собирать пакеты с едой для земляков Марии. Вскоре такие же пакеты стали просачиваться и в бараки при фабриках и заводах. Супруги Шуман помогли Марии разыскать ее двоюродную сестру Галю Стукало, которая работала на заводе в Магдебурге.

Начинаются поездки и туда... Чего только стоили семье Шуман эти благотворительные жесты, которые в итоге позволили спасти от голодной смерти десятки остарбайтеров. «Возможно, если бы все эти люди дожили до наших дней, они бы рассказали о скромном, на первый взгляд, подвиге украинки и ее немецких благодетелей», - пишет Елена Кулешова.

«Ты нам как дочь, останься с нами...»

В начале июня 1944 года войска антигитлеровской коалиции высадились в Нормандии - на севере Франции. Германия оказалась в тисках, фронт подступал все ближе и ближе к Билефельду. На западногерманский город посыпались бомбы союзников, зачастую превращая в руины не только военные объекты, но и жилые дома.

Об одной из таких бомбежек рассказывает Петер Николаус: «Мои первые детские воспоминания связанны именно с Марией и бомбежкой. Это случилось однажды ночью. Самолеты бросали на нас зажигательные бомбы, одна из них упала на дом соседей и зажгла его. Началась паника, все стали кричать.

Моя семья, боясь, что огонь переметнется на наш дом, стала в суматохе выскакивать на улицу. Мария, как рассказывали, побежала в комнату, взяла меня из постели и бегом помчалась к выходу. Так она спасла меня от смерти. Картина той ночи и сейчас стоит перед глазами...» Петер Николаус и по сей день, в течение 66 лет, бережно хранит фото украинки в своем семейном альбоме.

С приходом американцев Марию, вопреки ее желанию остаться у Шуманов, призвали на работу в гражданский госпиталь. Ровно год, с 15 августа 1944 до 10 августа 1945, года она ухаживала за больными. Новым местом жительства украинки стала тесная комната госпитальной лечебницы...

Когда после всех перипетий с оформлением документов Мария собралась ехать домой, Лило и Петер Отто Шуман стали ее отговаривать от такого решения. Пошел слух, что к бывшими узниками и остарбайтерами в советских фильтрационных лагерях относятся как к предателям.

Мария, пишет Елена Кулешова, только отмахивалась: «Да что вы такое говорите, не может этого быть! Разве свои станут винить нас в том, чего мы не совершали? Это абсурд!» Тщетно Шуманы пытались переубедить девушку: «Мария, ты для нас как дочь, останься с нами...» Она уже приняла решение...

И вот они – сверлящие насквозь глаза чекистов, изнурительные беседы, похожие на допросы, анкеты... Почему выехала, чем занималась, на кого работала, почему не бежала? Некоторым бывшим заключенным бараки фильтрационного лагеря напомнили ужас фашистского плена.

Во время многочисленных досмотров личных вещей Мария чудом перепрятывала фотографии, которые везла с собой. На них были запечатлены самые яркие моменты ее трехлетней жизни в Германии. Лишь спустя несколько месяцев, в ноябре 1945 года, украинка и ее подруги смогли вернуться на Родину.

Здесь ее никто не встречал, пишет автор книги «Чистая радость прошлого» Елена Кулешова. Ведь она никому и не сообщала о своем приезде, да и как она могла это сделать? Уже вечером, после нескончаемых объятий и слез радости, Мария села рассказывать родным и соседям, "як там було у Нiмеччинi"...

Спустя 60 лет они откликнулись

В 1949 году, к Новому году, семья Шуман, прислала Марии два письма, где спрашивала ее о возвращении домой и просила дать о себе весточку. Боясь, что дочь могут арестовать и отправить в тюрьму, мама девушки, Евгения, сожгла эти письма вместе с фотоснимками, на которых Мария была изображена вместе с семьей Шуман.

С тех пор Мария Николаевна ничего не слышала о своих бывших хозяевах, которые вопреки всем законам войны стали ей близкими людьми. Всякая связь между ними оборвалась. В послевоенные годы бывшему остарбайтеру пришлось вынести немало горя, ее ждали нужда и скитания, большая любовь, замужество, рождение сына, трагическая смерть мужа... Старость.

В один из последних дней своей жизни, уже тяжело разговаривая, Мария произнесла: «Единственные минуты счастья и беспечности я испытала в Германии, у наших врагов». Умерла она в 1986 году, на руках у своих племянниц...

За девять лет до этого, в 1977 году, умер Петер Отто Шуман, а спустя еще пять лет не стало и бывшей хозяйки Марии Лило Шуман. Последний год жизни она провела возле старшего сына Фолько Шумана (1926-1999). Во время войны Фолько какое-то время находился дома, а незадолго до ее окончания был призван на западный фронт. После войны Фолько издал книгу о своей семье. Описывая период войны, он упоминает и «русскую милую Мэри».

Вот такая удивительная история еще одной украинской девушки, которая в 17 лет была угнана в фашистскую Германию и вместо издевательств и смерти нашла там любовь и понимание чужой семьи.

Елена Кулешова, собирая по крупицам материал для книги, сумела не только восстановить в деталях историю жизни своих родных, но и исполнить давнюю мечту двоюродной бабушки – год назад она разыскала ее бывших воспитанников, братьев Петера Николауса и Бернда Шуманов.

«Я созванивалась с немецкой семьей, и они мне прислали фото с Марией из их семейного альбома и прочие фотографии. Я считаю, что о таких историях следует писать и рассказывать. Хотя бы потому, что они служат примером проявления человечности в самое жестокое время и там, где ее не должно быть», - говорит Елена.

Фото из архива Елены Кулешовой

Все права на материалы охраняются в соответствии с законодательством Украины.
ВНИМАНИЕ!
Перепечатка материалов сайта разрешается только c письменного согласия издательства "Популярные Ведомости"
и при наличии активной ссылки непосредственно на страницу-источник материала.





Похожие новости:
Новые новости:
Новости опубликованные ранее:

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

  • 30.12.2014 11:13
    Мало дали сученышу!! Надо было пожизненно или вообще под военный трибунал. А те бы точно расстрел ...

    Подробнее...

     
  • 29.12.2014 23:50
    уважаемые,где же ваши предвыборные обещания.света как не было на полигоне так и нет,снег с дорог ...

    Подробнее...

     
  • 26.12.2014 11:14
    Имеете в виду киселевых, соловьевых и прочих путинских подпевал?

    Подробнее...

Как вы оцениваете работу городской власти в 2014 году?

Регион

Вторник, 30. Декабрь 2014
Понедельник, 29. Декабрь 2014
Суббота, 27. Декабрь 2014