«Вот такой у нас был последний кубок Крыма...»

Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 

Оккупация полуострова не помешала украинским жокеям появиться там в вышиванках

Эта история для тех, кто до сих пор живет предубеждениями, будто украинцы Слобожанщины менее патриотичны, нежели полтавчане или галичане. А также для тех, у кого по-прежнему чешутся руки создать здесь еще один анклав «русского мира». Недавно мне посчастливилось встретиться с человеком, который напрочь разрушает эти стереотипы.

Зовут его Константин Цяпка. Ему 36 лет, живет он на юге Харьковщины в селе Акимовка Близнюковского района. По профессии, образу жизни и, как он сам говорит, по роду-племени, он «коняр» (в русскоязычном варианте - «коневод»). Любит покопаться в родной истории, традициях казачества, мечтает на основе своих, порой интуитивных, знаний возродить украинское село - «колиску» национальной культуры и основу украинской идентичности. Мы встретились с ним незадолго до Покрова. Говорил больше Константин - о своих идеях, планах, о конях, которых у нас становится все меньше и меньше, об упадке селекционной работы и том, как возродить традиционную для Украины прибыльную отрасль. А потом рассказал случай двухлетней давности, в котором в одном узле сплелись и кони, и война, и патриотизм слобожанцев.

«В Крым не кланяться едем»

Было это, говорит Константин, весной 2014 года, когда в Крыму вовсю разгуливали «зеленые человечки», а местные янычары успели провести референдум о присоединении полуострова к России. Да и в Харькове тогда было очень неспокойно. 11 апреля неподалеку от Симферополя на конноспортивной базе проходили любительские скачки «Кубок Крыма». «Свое участие в них мы с братом Сашей планировали давно, еще до аннексии, - рассказывает К. Цяпка. - Мы оба наездники, я, к тому же, тренируют жокеев, брата своего воспитал хорошим спортсменом. Мы знали, куда едем и в какое время. Но решили - отменять выступления не будем. Более того, должны победить. Берем с собой вышиванки - и пусть все видят, какие на Слобожанщине живут «новороссы».

Отправились. Лошади, коневоз, несколько человек команды, включая харьковчан. На админгранице по обе стороны - блокпосты. Сначала остановили наши. По акценту - хлопцы с Западной Украины. Глянули на номера, на модную фуру. Вылезайте, говорят, сепаратисты харьковские. Меня это задело. Достал из машины вышиванки - две белые и две черные - на случай непогоды. Говорю: «Если мы с восточной Украины, то сепаратисты? Землю обрабатываем, коней разводим, край свой казацкий прославляем. И в Крым не кланяться едем - там наша земля». Пропустили. Лишь посоветовали быть осторожнее.

Российский блокпост встретил нас БТРми и под завязку экипированными военными в масках. Им мы свои вышиванки не показывали - хотели добраться на место. Те же вопросы: куда и зачем? Обыск автомобиля, промывка мозгов. Я их главного пытаюсь убедить, что мы долго к этим скачкам готовились, что нас там ждут... Спрашивает меня с ехидцей: «И ты думаешь выиграть?» Говорю, что уверен. Он ухмыляется и отрезает: «Будешь возвращаться без кубка - по-другому поговорим. Проезжайте».

«Катя - давай! Давай!»

Приехали, разгрузились. Участников много, правда, все крымские. С материковой Украины только наша харьковская команда. Восемь видов скачек, около 100 лошадей. Мы с братом надели белые вышиванки и пошли «в народ». Тут же раздались возгласы, кто-то недоумевал, кто-то восхищался. Это действительно был вызов. А крымские татары подошли к нам и на чистом украинском языке поблагодарили за смелость».

Константин говорит, что для соревнований в условиях каменистого грунта и разреженного горного воздуха они с братом приготовили свои тактические хитрости, которые не раз и дома приносили успех. Скажем, один наездник со старта уходит вперед и на пределе сил своего скакуна ведет за собой всю группу. Изматывает ее. Второй скачет в общей массе, а на финише вырывается вперед, поддерживаемый партнером-жокеем.

«Мы были настроены выложиться до конца, биться до последнего и победить. Так соперникам и заявили», - продолжает Константин. Первым на дорожку вышел брат. Практически все его конкуренты под разными предлогами отказались от скачек, не струсил только один крымчанин. Это было соперничество двух профессионалов, элегантная и бескомпромиссная борьба, где фортуна улыбнулась Александру. «На следующие скачки вышел уже и я. Нашими соперниками были семь или восемь наездников. Здесь мы с братом и применили свою тактику. Роль ведущего на всей дистанции выполнял я, тем более, мой жеребец Перун уже был научен этому. А вот кобыла Катрина, на которой скакал брат, впервые участвовала в таком забеге», - говорит Константин.

Почти все 2400 метров он гнал, не щадя своего коня и не деликатничая с соперниками, которые пытались обойти его на поворотах. Ближе к финишу они начали сдавать, однако и его жеребец уже шел с порванными связками на ноге. «Метров 100 осталось, - рассказывает наездник. - Оборачиваюсь, ищу глазами брата, но что можно увидеть в столбе пыли и камня? Кричу: «Саша! Саша!» Он появляется за 50 метров до финиша. Белая вышиванка, злой взгляд. Идет по самой кромке - чуть что, и столкнут его на обочину. Я начал буквально расчищать ему путь для рывка. Только его лошадь поравнялась с моим Перуном, я заорал, что есть сил: «Катя - давай! Давай!» И она пошла. В итоге Саша пересек линию первым. А я вторым. Так и не смог нас никто обогнать».

«За мной весь мой род «конярів»

Константин говорит, что минут 40 публика не давала им сойти с пьедестала, спеша сфотографироваться с победителями. А кто-то из местных ряженых казачков кричал им: «Харьков! Харьков!» Другие хвалили за демонстративный выход в вышиванках. «Думаю, этот фурор позволил нам беспрепятственно уехать домой. Никто не останавливал, хотя, наверняка, у фээсбэшников были там свои люди...» - говорит Константин.

Поздно вечером, 11 апреля, коневоз и команда слобожанских жокеев вновь пересекала админграницу и блокпосты. «Российские вояки нас узнали. Главный кричит: «Где кубок?» Мы показали. Он машет рукой: «Проезжайте!» Так и выбрались. А наши хлопцы опять назвали нас сепаратистами. Дескать, к оккупантам в гости ездим. Чувствую, как от мужиков солярой прет, сами небритые, должно быть, голодные. Я им вышиванки и победный кубок показываю. Вы не думайте, говорю, что только в Западной Украине патриоты живут. Если у меня другой акцент, то это не значит, что моя украинская кровь водой разведена. Дали им сало, хлеб, которые у нас остались. Я еще одному бойцу на шею вязанку чеснока поцепил. Парень заплакал... Вот такой у нас был последний кубок Крыма...»

Сегодня Константин Цяпка болеет темой возрождения украинского коневодства. Он надеется получить в свои руки рычаги, которые позволят ему участвовать в решении этой проблемы. Совсем недавно активист и энтузиаст организовал (с большими моральными трудностями) небольшой этно-фестиваль, сделав акцент на конно-спортивных выступлениях. Провел его у себя дома, на украинской Слобожанщине. Пригласил ремесленников, мастеров боевого гопака, кобзарей и других артистов. «Если бы мне сказали, что с лошадьми надо завязывать, я бы выкопал яму, лег и ждал смерти. Но за мной весь мой род «конярів», мне некуда отступать. Украине это нужно. Я должен этим заниматься. Иначе жизнь проживу впустую», - говорил мне в нашу последнюю встречу этот реальный, а не глянцевый патриот.

Кстати

Константин - хороший наездник, хотя сам он говорит, что для большого спорта не пригоден. Вес не тот, да и прошлые травмы дают о себе знать. Он рассказывает, что когда ему было 16 лет, во время тренировки по верховой езде его лошадь поднялась на дыбы, перевернулась, упала и практически раздавила собой молодого наездника... Врачи пророчили парню судьбу сельского инвалида. Однако он не только стал на ноги, но и снова сел в седло... Своего первого жеребенка Константин купил, учась в третьем классе. Деньги заработал во время летних каникул, которые провел на конеферме.

В тему

Как наш жеребец для Путина позировал

Лозовские коневоды рассказывают почти невероятную историю, которая произошла еще задолго до нынешней войны. Дескать, Путин, чуть только освоился с президентством, пожелал видеть в одном из своих кабинетов картину с изображением коня. Прихоть нового хозяина Кремля удовлетворили, хотя и не сразу. В самой России не нашлось достойной натуры для написания полотна, поэтому художники обратили свои взоры на Украину. А именно - на Лозовской конезавод.

Узнали они, что здесь, на юге Слобожанщины, живет красавец-жеребец по кличке Ареал украинской верховой породы. Выведенной, кстати, с участием лозовских коневодов. Конь и впрямь обладал грациозной внешностью, был знаменит своими победами на различных престижных состязаниях, слыл любимцем публики и тому подобное. Писали ли придворные мастера картины (или картину) на месте, или Ареалу пришлось поколесить по России, не известно. Но дело свое они сделали, и с тех пор стену какого-то из кремлевских кабинетов украшает портрет лозовского жеребца. Правда это или нет, судить не берусь, хотя и считаю, что все возможно.

Все права на материалы охраняются в соответствии с законодательством Украины.
ВНИМАНИЕ!
Перепечатка материалов сайта разрешается только c письменного согласия издательства "Популярные Ведомости"
и при наличии активной ссылки непосредственно на страницу-источник материала.


e-max.it: your social media marketing partner

Новые новости:
Новости опубликованные ранее:

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

  • 11.10.2016 12:56
    а замість теплотрас інд газове. і дворові газові котельні чи вугільні пересувні в садики, школи ...

    Подробнее...

     
  • 10.10.2016 13:45
    У нас в первый год всех кур в таком курятнике сожрали, то ли собака то ли лиса. Если есть вероятность ...

    Подробнее...

     
  • 09.10.2016 16:33
    Клипса у нас ЖЕЛТАЯ :)

    Подробнее...

Субсидия на оплату коммунальных услуг – это…